Сон Каледонии*

Сон Каледонии – это название ночного поезда, идущего из Лондона в Эдинбург. Это не стандартный поезд, так как идет он не обычные 4 часа 45 минут, ходит этот поезд только по ночам: с 23:45 от Юстона и прибывает на Вэйверли в 7 утра. Именно на нем я и ехала в эту ночь.

Мне досталось место №6. Так сказать моя палата, если знаете о чем я. Но это место №6 на эти, 7 с копейками часов, стало моей комнатой и стулом, столом, кроватью и креслом–качалкой и нераскладной раскладушкой и чем только оно не было…

Тронулись поздно: в полночь. Страшно хотелось спать, потому что уже представлялась мне черная панорама за окном с моим же, отражающимся в этой черноте, каким-то раздвоенным от двойного стекла, уставшим лицом. Но в наушниках веселил Эрик Морилло: брям-ц – брям-ц – брям-ц. Сквозь этот брям-ц, прямо в моих же наушниках, кто-то отчетливо сказал: «С задержкой на 12 минут идем» и кто-то ответил «Да? Ну, предыдущий ушел с задержкой на 2!». А я облегченно подумала «Слава Богу, меня там нет».

Я уже достала, заботливо приготовленную кем-то в пластиковой упаковке, плотную очки-повязку, чтоб закрыться от своего раздвоенного двойника, но тут поезд набрал скорость и полетел. И вместо густой черноты, начали пролетать какие-то призрачные места и сооружения. В прозаичном свете дня они были бы самыми какими-нибудь обычнейшими прижелезнодорожными, но в ночи они казались невозможно манящими, каким-то таинственными. Будки, мосты, развалины, посты, телеграфы, фонари. И почему-то именно слово «призрачные» шло им невероятно…

Я ехала и чувствовала, что вот я еду из Лондона, где провела совершенно самостоятельный весь день. Ходила по Оксфорд стрит и по Бедфорд стрит, и по Еще- какой-то стрит…  И даже ездила самостоятельно на метро по карточке, усердно делая вид, что я не отсчитываю каждую станцию на карте напротив меня! А сейчас я еду такая вся, можно даже сказать, англичанка, лондонская денди, лондонская леди… Мммгммм… Хотя нет. Нет наверно. Я не лондонская леди-денди. Я ей стану, только тогда, когда обнаружу себя сидящей в 9 утра в Старбаксе на Пикадилли, в шлепках Экко с красным педикюром, пьющей американо (далось оно им там всем! По мне так нет ничего лучше горячего капуччино), почитывая какую-нибудь снобскую газетенку типа Таймс, непрестанно отвечая на телефонные звонки, имея при себе два айФона и Блэкберри, и, причем, все из них исключительно по работе. А вот как она так все подметила и про педикюр и про газетенку, скажете вы… А вот именно, потому что я тоже сидела в 9 утра в Старбаксе на Пикадилли, хоть из без айФона… Это наверно первый звоночек…[1]

…А за окном продолжали мелькать необыкновенные места, причудливо вырисовывающиеся в непроглядной тьме, выхватыемые вспышками оранжевого света мелькающих фонарей. Но когда они пропадали, их сменяли совершенно другие видения – рассеянные светлячки каких-то огней, плавающих в этих чернилах. Иногда выскакивали серые силуэты домов, крыш, заборов. А в душе щемило. Потому что, чем больше я вглядывалась в эти силуэты и светлячки, тем сильнее и упорнее было ощущение того, что еду я вот сейчас в поезде Лондон-Эдинбург, но еду то я по матушке России… И чувство это ничем нельзя было отмахнуть: ни комфортным сиденьем №6, ни английской речью за спиной. Одним словом, НИ ЧЕМ. Каким-то чудом в эту ночь английские пейзажи сменялись видениями о ней.

И летели они так, сменяя друг друга на этом ночном экране моего окна, а у меня мелькали мысли о том, что не они летят, а я лечу. Лечу как Маргарита на уровне второго этажа над огнями неспящих шоссе, городами, над стальными саблями рек и рельс, и, что я тоже свободна и невидима, и, что действительно невыносимо таинственны туманы над болотами, и, что все вроде в мире и просто и одновременно так сложно, и что-то еще… И я заснула, и заботливая очки-повязка сползли мне на глаза. И казалось, что вроде бы я и не в поезде вовсе, а в самолете лечу куда-то опять… Опять куда? Или нет… Я сплю. Сплю в этом поезде «Сон Каледонии»… А может я уже дома и сплю в своей постели…Но где? Дома – это где?…

Проснулась я в 6-м часу утра от страшного холода. Торчащие из под серого пальто чьи-то безнадежно голые пятки на соседнем кресле окончательно повергли меня в озноб. Я даже надела капюшон, и как была в ботинках – поджала под себя ноги, а очки-повязку сдвинула на лоб, пусть уж хоть как-то греет. А в голове почему-то все крутилось это дурацкое: «Начальник, г-г-градус давай!» от чего стало смешно и совсем не холодно. В айПОДЕ Ди Джей Дэззл начал свое исследование КЛУБной жизни, а мое окно показывало теперь совершенно другое кино…

На небе цвета с картин Тернера лежала ярко розовая полоса. И цвет ее переходил от ярко-едкого розового цвета до совершенно бледного, нежного и в конце смешивался с самим небом. Голубым-голубым! А больше ничего. Ни одного облачка только вот эта фантастическая полоса. А потом я посмотрела вниз, и на какое-то время показалось, что все вообще исчезло, потому что внизу было тоже небо и розовая полоса! Мы проезжали над водой. И будто небо упало в воду и просто отражалось в пустом стекле там на верху. Тут же я начала за что-то хвататься, чтоб запечатлеть это, но вспомнила, что камеру я с собой не взяла, а телефон сдох, а в айПОДы еще не додумались камеры ввинтить [2]. Хотя пиксели все равно бы не передали того, что я почувствовала.

На поля вышли барашки, кони; тяжело куда-то полетели утки, замелькали машины. Надвигался новый день. Я уже было собралась дремать дальше, но тут народ вроде зашевелился. Куда-то стремительно рванул молодой человек в костюме и с чемоданчиком, уже держащий у уха мобильный телефон. Первый пошел! Протопали с баулами китайцы, а за ними еще кто-то… Тут и я разглядела за окном: “Эдинбург, Вэйверли”. Приехали. Я взяла свою сумку и вышла. Было 7 часов утра.

* Не надо думать, что это повествование в стиле Жуковского, ну что-то типа про Кассандру, Кассиопею или еще чего-нибудь в этом же духе. Каледония – это старинное название всех островов, относящихся к Шотландии и самой Шотландии. А еще это ночной поезд, идущий по маршруту Лондон – Эдинбург.

[1] Искренне хохчу, ибо, прямо сейчас редактирую эту часть текста, сидя в том же Старбаксе, с чашечкой капуччино, с афоном 7 и ярко-красным педикюром… Так ведь и Блэкберри у меня был когда-то…

[2] Зарисовка была сделана в 2007 году и на тот счастливый момент, автор являлся гордым обладателем Нокия 6600.

 

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Blog at WordPress.com.

Up ↑

%d bloggers like this: